» Обитатели Среднего Поволжья с первобытных племен до наших дней

 
 
 

Обитатели Среднего Поволжья с первобытных племен до наших дней

Опубликовано: 16-06-2009, 08:54, комментариев: 4

РУКОПИСИ НЕ ГОРЯТ

Эту рукопись я получил от шахунского художника Олега Сергеевича Козырева. Под последним листом стояла дата окончания труда — 1965 год и подпись автора — П. С. Березин. Титульного листа не было.

А Олегу Сергеевичу рукопись принесли его ученики: они нашли папку на свалке возле горевшего вороха бумаг.

Судьба пощадила рукопись чудом. Автор подготовил экземпляр для Шахунского краеведческого музея. Там рукопись и хранилась. Но в конце 80-х все бумаги музея погибают во время аварии канализации. Однако книга Березина спаслась. На музей незадолго до несчастья совершили настоящий набег райкомовские идеологи и изъяли часть, как им показалось, наиболее вредных материалов. Рукопись Березина не понравилась им своим «националистическим духом». Автор слишком много писал о марийцах Заветлужья! А заслужили ли они этого? У них же, как было известно

райкомовцам, отсутствовали и культура, и государство. Абсурдная получается картинка — просвещенные и ведущие политическое просвещение масс идеологи — так получалось — вели свой род от диких черемисских племен?

Рукопись была испещрена пометками красного начальственного карандаша. «Это не главное!» — было начертано на полях возле того места, где речь шла о хозяйстве далеких предков. И участь рукописи была предрешена — она должна была попасть на костер современных инквизиторов. Но не зря булгаковский герой восклицал: «Рукописи не горят!» И возвращается из небытия к нам Павел Севастьянович Березин, добрый и умный собеседник, которому есть что рассказать.

Всю жизнь Березин интересовался историей своего края — Среднего Поволжья. Родился он в 1890 году, в крестьянской семье, в себе Березята, неподалеку от Шахуньи. Гимназия, потом — окопы Первой мировой, с которой он пришел в золотых офицерских погонах. А после октября 1917 года именно они, чыс погоны, закрыли перед ним двери высших учебных заведений. Можно было не рассчитывать на труд учителя. И вообще, лучше было помалкивать о прошлом. Не находя применения своим талантам, Березин покидает родную деревню.

Судьба забросила в тайгу, на строительстве лесохимического завода в Вахтане. Тридцать лет работал на этом заводе бухгалтером. Был отменного здоровья, дожил до 92-х лет, выйдя на пенсию — разводил пчел. Соседи, заходя к этому человеку с седой бородкой старого интеллигента с доброй улыбкой, часто наставали его за письменным столом. Он что-то писал...

Издать книгу ему так и не удалось: официальная краеведческая наука не признавала его трудов: ну что может сказатъ какой-то там бухгалтер. Между тем Павел Севастьянович обладал поистине энциклопедическими знаниями. Историю своего края изучал не только и архивах и библиотеках, но и расспрашивал старожилов, изучал личные архивы и генеалогические древа сельчан. Да-да, бытовали и такие в таежных глубинках Марийской земли. Олег Сергеевич Козырев показал мне книгу (рукописную), на первой странице которой четким почерком выведено: «Гражданин! Сбереги эту рукопись!» Открывать сия книга, озаглавленная «Заметки крестьянина», генеалогическим древом — девять поколений! — и идет неторопливый рассказ о деревне, о предках, о соседях.

Автор книги Сергей Григорьевич Коломаров жил в Большом Матвееве возле Хмелевиц, был грамотен, записывал для потомков, как вел хозяйство, как жили соседи, оставил для памяти самые важные даты, несколько строк посвятил своему любимому коню Карько. «...Было лето страшно, грозный зной в 1859 году послал Господь нам в наказанье, что мы у соседней деревни покосы опередили».

Летописи вели Василий Павлович Логинов из Дыхалихи, Петр Архипович Горохов из Хмелевиц... Книги хранятся в семьях и передаются из поколения в поколение как святыня. У Козырева — лишь копии, сделанные им самим. Вот нам и разговоры о стоеросовой, темной и пьяной русской деревне!

Опираясь на крестьянские летописи, на данные археологов и историков, Павел Севастьянович и создал свои замечательные книги. Не добившись публикации, он не отчаивался: перепечатывал сам на старенькой пишущей машинке и сдавал рукописи в музеи, в библиотеки. Фрагменты из его труда публиковались в районной газете. И тысячи людей хранили вырезки из газет в шкатулках, за иконами. Я видел, как их доставали оттуда, когда в разговоре о старине требовался самый весомый аргумент — вот что писал Березин! Труд Павла Севастьяновича стал в Заветлужье настоящей народной книгой, известной каждому мало-мальски просвещенному человеку. Книгой, помогающей разобраться, кто ты есть на свете, откуда ты. В 1994 году студенты и преподаватели Нижегородского университета издали книгу П. Березина в фольклорно-краеведческом сборнике «Заветлужье». Книга печаталась на средства студентов и преподавателей, и потому ее тираж составил всего 500 экземпляров.

Н.В. МОРОХИН, кандидат филологических наук г. Нижний Новгород

 
Легенда об Ирге

   «Давно это было. Даже наши деды не помнят когда, а рассказ идет из поколения в поколение. Один раз с реки Ветлуги по направлению к нынешнему Тоншаеву проходил какой-то отряд, иные говорят, разбойников, а другие — карателей каких-то. Попал он в первое от Ветлуги поселение среди глухого леса в трех верпах от старинной дороги на Царевосанчурск. По ней, говорят, еще рать Ивана Грозного на Казань шла. Теперь там уж никто не живет, только поляна сохранилась, на которой стоит старая-старая сосна. Сохранилась поляна потому, что ее косят, а иногда даже пашут и сеют здешние мужики. Сейчас через поляну проходит железная дорога из Нижнего Новгорода в Котельнич.

Один мариец-охотник заметил еще на подступах к деревне у небольшой речки отряд на привале. По прямой еле заметной охотничьей тропинке быстро побежал к поселению и рассказал соседу м. Время было тревожное, потому не стали рассуждать, что да кто идет. Подхватили охотничье оружие и решили бежать в лес, а соседей просить в случае чего оказать помощь.

В деревне этой жила девушка по имени Ирга. Рослая, красивая, сильная, да к тому же очень смелая. У старика-отца сыновей не было, и она работала в поле и на охоте за мужика. Когда собирались за каким-то ценным зверем, скажем, за бобром или за медведем, где требовалась совместная охота, то девушку соседи всегда тали с собой и давали ей потом полный пай добычи. В стрельбе из лука она не уступала молодым охотникам. Уважали соседи Иргу. Был у нее молодой парень-друг по имени Одош. Сильный, смелый, с рогатиной на медведя выходил. Лучше его никто не ловил в петли и в загоны оленей, не настораживал на крупного зверя лук-самострел. Крепко любили друг друга Одош и Ирга. И давно бы пора пожениться им, да время тяжелое.

Прежде чем уйти в лес, старики решили все же кого-нибудь оставить в деревне, чтобы узнал, что это за отряд, сколько в нем силы, чем вооружен. И решили — лучше Ирги для этого никого не найти. Остался и ее отец. Им сказали, где в лесу будут находиться остальные марийцы. Опечалились Ирга и Одош: всякое может случиться. Плакала Ирга и отказывалась, но старики настояли на своем.

Проводила Ирга Одоша до леса. И не успела до дому добежать, как показались разбойники. Хотела спрятаться, но уже поздно — заметили ее. Поймали и привели к атаману. Стали искать по деревне и других людей. Несколько стариков и детей там осталось. Сначала разбойники требовали от девушки харчей. Собрала она лосиного мяса да хлеба и отдала, что было. Тогда атаман стал спрашивать, сколько в деревне взрослых мужчин, где они. И еще о многом спрашивал. А Ирга все твердила по-марийски: не знаю. Долго с ней бился. Но ни угрозы, ни ласки не смогли сломить ее упрямство. На ночь ее заперли в сарай, поставили караул, а наутро, когда она опять отказалась отвечать, поиздевались вдоволь и повесили на небольшой сосенке.

Старик-отец тяжело переживал смерть дочери. Он поклялся отомстить разбойникам и стал следить за атаманом. Когда тот отправился на речку пить, старик его выследил. И только атаман наклонился над водой, выстрелил из лука в затылок. На предсмертный крик прибежали разбойники, поймали старика и тут же убили, а потом напали на оставшихся в деревне стариков и детей.

Но один подросток еще вечером убежал за подмогой в лес. Вот и подошли из соседних деревень марийцы. Только они остановились у поля, до них донеслись крики и плач детей, которых истязали разбойники. Марийцы бросились на них, завязалась кровавая схватка. Разбойники не ожидали нападения и растерялись без атамана, бросились бежать. Но марийцы перехватили их при переходе речки и большую часть перебили.

Возвратились марийцы в деревню и в первую очередь с почестями похоронили Иргу, положили ее под молодой сосенкой, на которой была повешена. Потом схоронили других убитых. Горько плакал Одош над телом любимой девушки. Вскоре марийцы навсегда ушли из этого места — они боялись, что отряд вернется туда, чтобы отомстить».

   Проходило одно столетие за другим. Давно заросла лесом брошенная деревня, осталась только поляна, а посреди ее старая сосна. За поляной так и сохранилось название Ирга в память о девушке. Когда в 1913 году вели железную дорогу, рабочие-марийцы не тронули старую сосну, хотя она входила в полосу отчуждения. Руководитель работ инженер Фойхт настоятельно требовал ее срубить, но марийцы отказались, рассказали ему старинное предание, говорили, что сосна — памятник девушке, которая погибла от рук разбойников и спасла людей. Ее берегут из поколения в поколение. Инженер согласился сместить полотно дороги и оставить сосну. Так она и стояла до 1943 года, пока ее не выворотила с корнем буря. Но место на перегоне Тоншаево-Янгарка, где она была, помнят. Берегут имя Ирги. Так народ хранит память о героях, ее не сотрут века.
СКАЧАТЬ КНИГУ (387 kB), MSWord

Категория: ---

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
<
  • Публикаций: 0
  • Комментариев: 0
  • ICQ:
4 июня 2011 13:26

igor

  • Группа: Гости
  • Регистрация: --
 
всем привет . в д.ирги у меня проживали бабушка с дедом родилась там и мама. легенда про иргу это не легенда а исторический факт.! кстати сосна на которой иргу повесили стояла сразу за нашим огородом наш дом был крайний в деревне. если посторатся можно найти и пенёк от неё.

<
  • Публикаций: 0
  • Комментариев: 0
  • ICQ:
19 сентября 2009 18:30

Домовой

  • Группа: Гости
  • Регистрация: --
 

Занятно.

Если исторический факт, то памятник нужно создавать и сосну около него посадить. А из упавшего дерева, какие-то амулеты, сувениры наделать для туристов. Только много ли их в Тоншаево приезжает?


<
  • Публикаций: 0
  • Комментариев: 0
  • ICQ:
19 сентября 2009 14:21

Валерий

  • Группа: Гости
  • Регистрация: --
 
Очень интересно
Изложение замечательное...

<
  • Публикаций: 0
  • Комментариев: 0
  • ICQ:
17 июня 2009 22:36

Вестерн

  • Группа: Гости
  • Регистрация: --
 
Классноый материал! Какмне его в свое время не хватало, когда я сам краеведческий прогулочный репортаж писал! Ходил по окресностям Пижмы и потом работал с одним известным в районе историком. Чтобы не чисто прогулка, а с познавательным контекстом! Было там и про иргу. Я просто прохзодил мимоупавшей сосны подкоторой она похоронена. Жалко, тогда фотокамеры с собй не было. Но месо знаю хорошо! Должно там это дерево и сейчас лежать.

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.